?

Log in

No account? Create an account

May 16th, 2015

Держись

Держись за пыл метаний и скитаний,
Держись за жажду знать и жажду жить.
Пока ты молод, смел и хулиганист,
Пока в глазах сложились витражи.
Сражайся, пой. В дремотное безделье
Не торопись. Смотри, смотри вокруг,
Смотри на всех. А достигая цели,
Опять иди, не опуская рук.
Потом поймешь, что молодость бесценна,
Потом поймешь, что все узлы судьбы -
Прекрасная, единственная сцена,
И кем там быть — решаешь только ты.
Потом поймешь — ничто не повторится,
Потом поймешь — все было наяву,
Когда посмотришь из окна больницы
На первую весеннюю листву.

Аль Квотион

Забинтована

Забинтована марлей, оставшись опять нагой,
На любовь и на боль безраздельно, как мать щедра,
И вжимаясь мне в грудь вместо окрика в спину «стой»,
Моя жизнь пахнет ливнями, словно твоя рука.
Сытым телом собрав придорожную пыль земли,
Зацепившись за каждый взгляд и за каждый столб,
Укрывая собой разностишья степной разлив,
Мое горе заштопано, словно бы твой подол.
В полузвон-полушепот сигая с худой груди,
Из монеток-молитв превращаясь в огромный шар,
Голубой, голубой, как небес пересвет вдали,
Мои песни прозрачные, словно твоя душа.
Неотрывно, внимательно, глядя во все насквозь,
Превращаясь в загар из звезд, в тишины завал,
И вбивая в ладони последний беззвучный гвоздь,
Мои ночи безлунные, словно твои глаза.
Я хотел бы смешать золу всех ушедших дней,
С натяжением новых, грядущих времен и жил,
И тебе подарить. Я хотел бы, молчи, не смей,
Глубоко, одержимо хотел бы тебя прожить.

Аль Квотион

Я мог бы сказать

Я мог бы сказать, что не стоит стремиться к удобному,
В борьбе закаляется дух, развивается ум,
Я мог бы сказать, что на многое были способны мы,
Пока не сложили себя в БМВ и костюм.
Я мог бы сказать, что душа — это форма прощения,
Ей петь и дышать, ей метаться по всем пропастям.
И даже не важно, что с нею — свободней? Грешнее ли я?
Я мог бы сказать, что в сберкнижке нет места стихам.
Я мог бы сказать — есть живые и есть только жители,
С последними — проще. Но с первыми — время полней.
Я мог бы сказать, что ищу человека (услышат ли?)
Ищу человека (поймут ли?) среди всех людей.
Я мог бы сказать, но не вестник, не новость, не гений я,
Обычный мальчишка — наивен, встревожен, помят.
Я мог бы сказать, что все стоит хотя бы мгновения,
Но кто-нибудь скажет об этом получше, чем я.

Аль Квотион

Пиши свои стихи

Пиши свои стихи не ради слез,
Их выбить из людей — не дар, не подвиг.
Но если ты хоть слово произнес,
Не оснащай его безлобьем и бесплодьем.
Пиши не для того, чтобы кренясь
Большой игрушкой на скрипучем стуле,
Какая-нибудь дама, чуя страсть,
О чем-нибудь несбывшемся всплакнула.
Пиши не для того, чтоб вызывать шквал
Завернутых во вздохи восхищений,
Собрать улов, пойти на сеновал,
Сраженную взяв Нину или Женю.
Пиши, когда не сможешь не сказать,
О том, как люди падают в начале,
Как жизнью заплывают по глаза.
Нам не простят того, что мы молчали,
Когда в мозги вбивали до плеча,
Что жизнь — товар. И небо пахло сырью.
Поэтам могут многое прощать.
Но не простят того, что мы пустые.

Аль Квотион

В моей голове

В моей голове стаи птиц. Мне их всех не изведать.
Вороны, орлы, соловьи — их не счесть. И Бог весть
Откуда их пестрые крылья — из бед ли, из бреда,
А может, из взрослой души, растерявшей всю спесь.
Все крыльями машут. И кажется, небо роняют,
Да прямо на мокрый асфальт, разноцветный от луж.
В моей голове все кружатся безумные стаи,
Слетая, слетая как листья в великую глушь.
И каждая птица своей неоконченной песней
Стучится в висках, то свистя, то долбя, то дробя
Мне жизнь до итогов, до крика, до пошлого стресса.
В моей голове стаи птиц. Но поют для тебя.

Аль Квотион

Города

Я городов объехал — мятый ворох.
И мятный дождь, и маты площадей,
И светлая молитвенность соборов,
Все было в жизни. Слышишь? Было в ней.
Дороги, вехи, драки и свиданья,
И поцелуй в разбитую скулу.
А города, на грани и за гранью
Стояли правдой, верой в немоту.
Я не упал. Хоть жизнь меня толкала,
Тянула так — захочешь, не уснешь.
И не взяла меня петля в подвале,
И миновал меня подлецкий нож.
Судьба — актер. Она тебя обманет,
Слизнув тоску с худеющих ключиц.
Любую жизнь, не сорванную рано,
В конце прибьет к пристанищу больниц.
В палате дождь. А может быть, на сердце.
На сердце снег. И будет холодать
Все больше, больше. Хочется согреться.
И мне все снятся, снятся города.

Аль Квотион

Что ты можешь

Что ты можешь сказать мне нового? Что стихи — это только плешь
На затылке всего прошедшего? Что ни шерсти с них, ни рубля?
А я знаю. Я сам растраченный. Покатился по полю — срежь
Эти маки и эти маковки. А не то зацветут поля.
Да, я знаю, я сам исписанный. Я подгрудный еловый сбор -
Принимать по стакану вечером, пока звезды стоят кругом.
Только кажется не закончится этот долгий бездарный спор:
Спор любовника с импотенцией, спор поэзии с топором.
Да, я знаю. И тоже, в принципе, соглашаюсь порой молчать,
Потому что слова бессмысленны, не заменят простой сохи,
Не залечат простой царапины, не окупят твою печаль.
Но когда я целую женщину — продолжаю писать стихи.

Аль Квотион

Мы еще не смотрели

Мы еще не смотрели вокруг — было страшно увидеть
Куда нас завело это время. В провал ли? В пролет?
В импотентность идей или плоской судьбы инвалидность?
Мы еще не смотрели, пока не смотрели вперед.
Мы еще забывали, легко, все ошибки, поступки,
Но чему-то учились, хромая на все голоса.
Мы боялись, пока что боялись, но были, по сути,
Повторением времени, вбитым в небесный фасад.
Мы еще не умели отмыть своей правды от чуши.
И мы ждали. Казалось: придут, озарят, разъяснят.
Мы меняли себя, мы еще успевали стать лучше,
Но уже молча гас за решетками веток закат.
Мы боялись, как можно бояться лишь в самом начале,
Становясь в этом страхе циничнее, горше и злей.
Мы еще не смотрели вокруг, но уже понимали-
И мужчины, бывает, боятся обычных мышей.

Аль Квотион

Я стану для тебя

Я стану для тебя пустым письмом,
Я стану для тебя одним конвертом.
Я стану чем-то в мире прописном,
Я стану — для тебя. И это вектор
Движения до звезд, до тех вершин,
Когда душа выходит за пределы,
И запредельно строгая вершит,
Из слов пустых вершит судьбу и дело.
И тело для себя — собор, вокзал,
И время — его с каждым мигом меньше.
Так человек, которого ты знал,
Сливается в тебе со всем прошедшим,
Сливается со стенами домов,
Сливается с решеткой и оградой
В тебе, в тебе. И все прилюдно, но
Не позволяет пропадать и падать.
Так человек в пространстве городском
Становится неуловимо ближним.
Я стану для тебя пустым письмом.
А ты мне — только поводом. Для жизни.

Аль Квотион

Profile

kvotion
Аль Квотион

Latest Month

August 2015
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com