Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Рисунок

Рисунок. Ты рисуешь не себя,
Какого-то случайного ребенка,
Которому все в мире — беготня,
Которому весь мир еще не солган.
И краски для тебя — слова, слова,
Ты постигаешь их как замысел, как тайну.
Рисунок твой пока что угловат,
Пока еще не прочный, безымянный.
Но и сейчас в штрихах упругих букв
Уже видны мальчишьи заусенцы,
Глаза видны, загар поспешных рук
И крестик на веревочке у сердца.
И в этом смысл петь, когда темно,
И жить, когда все годы отболели.
Но знаешь, в этой графике стихов
Не колокольни мы, а колыбели.

Аль Квотион

Ну что, малыш

Ну что, малыш? Мы живы, мы сильны,
И даже есть над чем еще смеяться
На сцене дней, в присутствии войны,
Под стук судьбы промеж житейских станций.
Не верь глазам, я вовсе не устал,
А то, что вверх смотрю, так это придурь,
И все слова… А что слова? Листва,
Ее покров по прошлому раскидан.
Ну что, малыш? Есть в жизни свет один,
И этот свет не даст нам отсидеться.
Ты прогрызаешь ход в моей груди,
Чтобы потом согреться где-то в сердце.
А мне не больно. Мне уже плевать,
Сижу и пялюсь в сжеванное небо,
Не жду добра и не ищу привал,
И не считаю стоимость ущерба.
Ну что, малыш? Смотри на грязь плевков,
И верь в любовь, идя вперед вдоль тюрем.
Вот наша жизнь. В ней тошно и легко.
Бензином пахнет. Что ж… Давай закурим.

Аль Квотион

Все мы дети

Все мы дети, которым сказали, что нужно быть строгими,
Что цена всему — время, что в сердце сквозняк по годам,
Что судьба обернется не светом, а только итогами,
И воздастся по мере, и чем-то окупится нам.
А мы дети. Мы прячем за пазуху сказки и пряники,
Мы приходим из жизни — в горячие руки лицом,
В теплый дом, в тишину, где все просто, без злобы и паники,
Где желанная женщина ждет за скрипучим крыльцом.
Да и нужно ли большее, если глаза улыбаются,
И плечо пахнет сеном и ночью, и требует губ,
И грызня за свободу кончается каждую пятницу,
И на кухне жена напевает, и варится суп.
А за пазухой — солнце, кораблик и что-то волшебное,
А в карманах — конфеты и птицы, и маленький смех.
Все мы дети, которых учили сражаться и требовать,
Все мы дети, которые прячут наивность от всех.
Жизнь идет, и идут вслед за нею тоска и бессонница,
Но я все еще жив, и мне кажется, все еще цел.
Я боюсь завершенья, боюсь, что все в мире закончится,
Но я страстно желаю увидеть, что будет в конце.

Аль Квотион

Скажи мне здравствуй

Скажи мне здравствуй. Просто так, без рассуждений.
Ворвись в мой мир, заполни светом тишину.
Сложи осколки самых радостных мгновений
В одну любовь, одну совместную судьбу.
Наполни смехом полусумрак коридоров,
Заштопай музыкой две слипшихся души,
Укутай теплым полноводьем разговоров
Тревогу сердца и рассудка витражи.
Запри на осень в жизнь распахнутые двери,
На эту яркую безумную листву.
И я тебе, конечно же, поверю,
И я тебя, конечно же, пойму.



Скажи мне здравствуй, первым оттиском уюта,
Вложи мне в руку свое тонкое запястье
И я спрошу, еще боясь поверить в чудо:
- А как зовут тебя, малыш?
- Да просто, Счастье.


- Ну здравствуй, мальчик. Ты ведь ждал меня?
- Конечно.
Садись к столу, уже заварен чай с жасмином.
Ты здесь надолго?
- На мгновение. На вечность.
А ты все тот же, любишь небо и рябину.
- И ты все то же. Я узнал тебя по взгляду.
Ты расскажи, где ты летало, как ты пело,
Кому дарило зной, наполненный прохладой,
Кого учило тайным откровеньям тела...
Хотя, не стоит. Оставайся.
- Я останусь.
И мы с тобой еще раскрасим эту осень,
Мы встретим вместе и детей своих, и старость.
И вместе выпорхнем в сияющую просинь.
- А я люблю тебя. Любил все это время.
Искал везде, везде, все всматривался в лица,
Не выпускал из рук своих ни кисть, ни стремя,
И как сигнал, оставил розу я в петлице.
Тебе смешно? Как хороша твоя улыбка...
- Тогда оставь и сбереги ее в дороге.
Ты слышишь? Где-то там нам плачет скрипка...
- Ну здравствуй, Счастье. Я так ждал тебя. Так долго...

(с) Аль Квотион