Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Ты моя тюрьма

Ты моя тюрьма, родная. Ты бессонный мой недуг.
Приходи, как ты умеешь, как привыкла приходить:
Самой нежной из удавок, самой ласковой из мук.
Под покровом неподъемной беспросветной духоты.
Ты моя болезнь, родная. Ты мой якорь. Ты засов
За которым было солнце. А теперь — не знаю сам,
То ли поле, то ли горе, то ли лай бездомных псов,
То ли просто пепелище там, где был когда-то храм.
Мне бы сплюнуть сердце в землю, мне бы стать совсем другим,
Изменять ей с кем попало, жить по лжи, сдавать в наем
Эти песни человечьи из разорванной груди,
Только жала не хватает, только жалко мне ее.
Глажу ее плечи, глажу. Но загладить не могу
Этот голод, эту жадность, эту тьму в ее лице,
Эту слабость роковую теплых, бледных, сжатых губ,
Эту жалкую трагичность будто бы семейных сцен.
Эх, да что там, нам ли плакать в постоянстве панихид,
Нам лишь петь до спазма в горле, отпуская все грехи.
А она все шепчет в ухо, все назойливо хрипит:
Понимаешь, третий лишний. Выброси свои стихи.

Аль Квотион

Ну что ты

Ну что ты, брат мой, загрустил?
Стихи, стихи… Они не стоят
Заросших памятью могил
И нервов, вышедших из строя.
Твоих травмированных рук,
Творящих небо на бумаге.
Они не стоят даже букв,
Они не стоят даже знака.
Ты лечишь душу тишиной,
Но в гамаке утрат и споров,
Уже седой, уже больной,
Ты все же слышишь в себе море.
И грудь твоя тесна, узка,
Ты лаской лечишь горб бессонниц,
Но та же мертвая тоска
На лицах всех твоих любовниц.
А женщина — почти покой,
Она тебя, конечно, лечит
И гладит сломленной рукой
Твои изломанные плечи.
Но только ты уже не рад.
Стихи, как прежде, просят перьев.
Давай напьемся, что ли, брат?
Напьемся жизни перед смертью.

Аль Квотион

Анемия — Стихи Аль Квотиона — Аль Квотион

Мир засыпает, убаюканный раздорами,

Он спит тревожно, он до чуткости раздет.
Но даже боль его растрепанно-узорная,
Немой поэзии извечный трафарет,
Где слово пахнет не свободой, а летальностью,
Струится инеем на каждый новый шаг,
И мысли падают волной девятибальною,
Но крови мало. А так хочется дышать.
Я из души своей, на сотни песен рвущейся,
Пишу любви ее туманный полукруг,
Но малокровие во мне как малодушие,
Как маловерие в надежность добрых рук.
Она полночная, живая, недопетая,
Не идеальная, не книжная моя,
Наивно злится, если видит с сигаретами,
Но возвращает из любого забытья.
Лежат в глазах ее плоды последней радости,
А небо черное опять от воронья.
Я загораживаю грудью это таинство,
И прорастает оно светом из меня.
Не надо. Поздно. Ночь проста до заурядности.
Под кожей слов уже ломается скелет.
Мир засыпает, исчезает, растворяется
И ставит точку в анемии моих лет.

Аль Квотион


Анемия — Стихи Аль Квотиона — Аль Квотион

Изысканная болезнь

В целом ничего не изменилось, ты все так же просыпаешься по утрам, моешься, завариваешь кофе, лениво морщишься на свой завтрак, только с каждым днем за окном все темнее. И однажды твой будильник прозвонит, ты откроешь глаза и увидишь ночь. А это значит, что в твоем городе осень. Осень похожа на изысканную болезнь: сначала ты любуешься сменой красок, хватаешь руками листопады, но уже начинаешь чувствовать какую-то нездешнюю печаль и проникаешься тихой нежностью к любимым и близким, словно бы завтра с последним упавшим на асфальт листом исчезнут и они. Но время идет и поэтический флер спадает с осени, обнажая голые деревья, холод, пасмурную слякоть и первый мокрый снег, быстро превращающийся в грязь под ногами простуженных людей с угрюмыми лицами. Но чем холоднее и беспросветнее темнота снаружи, тем уютнее кажется теплый мягкий свет в квартире. И если лето - это время убегать из дома навстречу несбыточным мечтам подростковой души, то поздняя осень - время возвращаться.

Аль Квотион